From Our House to Your House At Christmas



Winter sunrise at Far Ings NNR, Barton-upon-Humber, North Lincs, England



Последний раунд

Колотилин Андриан
Победитель номинации "Микромир"
Золотая черепаха’2



Ventura, California, USA

Ventura (officially the City of San Buenaventura; commonly called San Buenaventura before 1891) is the county seat of Ventura County, California, United States, incorporated in 1866. The population was 106,433 at the 2010 census, up from 100,916 at the 2000 census. Ventura is accessible via U.S. Route 101, State Route 33, and State Route 126.


Father Junípero Serra founded Mission San Buenaventura in 1782, forming the basis of what would become the city. The mission was named for St. Bonaventure, a Thirteenth Century Franciscan saint and a Doctor of the Church. The first mission burned in 1801 and a replacement building of brick and stone was completed in 1809. The bell tower and facade of the new mission was destroyed by an 1812 earthquake. On July 6, 1841, Governor Juan Bautista Alvarado granted Rancho San Miguel to Felipe Lorenzana and Raymundo Olivas, whose Olivas Adobe on the banks of the Santa Clara River was the most magnificent hacienda south of Monterey.

The inhabitants at the time of the arrival of the Spanish in the late 18th Century were a local band of the Chumash tribe (the Mitskanaka). Archaeological research demonstrates that the Chumash have deep roots in central and southern coastal regions of California, and lived here for millennia.

After the American Civil War, settlers came to the area, buying land from the Mexicans, or simply as squatters. Vast holdings were later acquired by Easterners, including therailroad magnate, Thomas Scott. He was impressed by one of the young employees,Thomas R. Bard, who had been in charge of train supplies to Union troops, and Bard was sent west to handle Scott's property.

Not easily accessible, Ventura was not a target of immigrants, and as such, remained quiet and rural. For most of the century which followed the incorporation of Ventura in 1866, it remained isolated from the rest of the state.

Bard is often regarded as the Father of Ventura and his descendants have been prominently identified with the growth of Ventura County. The Union Oil Company was organized with Bard as President in 1890, and has offices in Santa Paula. The largeVentura Oil Field was first drilled in 1919 and at its peak produced 90,000 barrels per day (14,000 m3/d). The city is located between the Ventura River and the Santa Clara River, leading to soil so fertile that citrus grew better here than anywhere else in the state. The citrus farmers formed Sunkist Growers, Incorporated, the world's largest organization of citrus production.

On March 12, 1928, the St. Francis Dam, 54 miles (87 km) inland, failed catastrophically, taking over 600 lives. The resulting flood reached Montalvo about 5:30 a.m., almost two miles (3 km) wide and traveling at a speed of 5 miles (8 km) per hour.

From the south, travel by auto was slow and hazardous, until the completion of a four-lane freeway (US Highway 101) over theConejo Grade in 1959. This route, now further widened and improved by 1969, is known as the Ventura Freeway, which directly links Ventura with the Los Angeles metropolitan area. Another route, US Highway 101 ALT (now the Pacific Coast Highway) traveled along the coast from Santa Monica via Oxnard, but was not heavily used.

From the north, entrance was by way of a single road along the beach and stagecoach passengers either had to wait until low tide when the horses could cross on the exposed wet sand, or go up the Ventura River Valley and then cross over the mountains toSanta Barbara via Casitas Pass, a long and difficult trip.

Inland, Ventura was hemmed in by (what is now) the Los Padres National Forest, composed of mountainous country and deep canyons. This route became passable with the completion of the Maricopa Highway (Hwy 33) in the 1930s.

Since then, Ventura has grown steadily. In 1920 there were 4,156 people. In 1930 the population had increased to 11,603, by 1950 the population reached 16,643, by 1970 the population was 57,964, and in 1980 the population had increased to 73,774. In the last three decades it has increased to approximately 107,000.

Points of interest

Ventura is famed for the quality and frequency of the surfing conditions at spots such as Surfer's Point at Ventura County Fairgrounds.

Downtown Ventura is home to the Mission San Buenaventura, museums, galleries, dining, and shopping. Primary areas of activity include California Street and Main Street between Ventura Avenue and Fir Street. Located in downtown is the historic Ortega Adobe, once home to the Ortega family, now famous for their chili products. Numerous thrift stores contrast with high-end shops and restaurants. Downtown Ventura is home to Ventura's ornate city hall with its statue of Junipero Serra. Downtown now features numerous restaurants, winebars and the internationally acclaimed Rubicon Theatre Company.

The 4,300-square-foot (400 m2) Ventura Visitors Center, at 101 South California Street, has exhibits on the Heritage Valley, Channel Islands National park, the local arts scene, and maps and brochures about the area.

Downtown's Majestic Ventura Theater is an early 20th-century landmark. A venue for concerts, it has seen performances of bands such as Gregg Allman, John Prine, The Doors, Devo, Van Halen, X, Paramore, Ray Charles, She Wants Revenge, Pennywise, Red Hot Chili Peppers, Lamb of God, Social Distortion, Bad Religion, Thrice, Avenged Sevenfold, Fugazi, Incubus, Tom Petty, America, They Might Be Giants, Panic! at the Disco, and Modest Mouse, as well as local artists such as Army of Freshmen, Big Bad Voodoo Daddy, Gregory Hillman, Bruce Kimmell.

One of the most recognizable landmarks in Ventura is "the Two Trees". These are two lone trees on a hill, visible from most of Ventura.

In Plaza Park (Chestnut and Santa Clara Streets, downtown) stands one of the nation's largest Moreton Bay Fig Trees. Across the street, the main post office has Works Projects Administration murals on interior walls.

The Ventura Harbor has fishing boats, seafood restaurants and a retail center, Ventura Harbor Village. The Channel Islands National Park Headquarters is also located in the harbor, and boats to the Channel Islands depart from there daily.

Pierpont Bay (Pierpont) is a residential neighborhood in the one-mile stretch between the Ventura Harbor and San Buenaventura State Beach. Reclaimed marshland was subdivided in 1925 and houses were built in fits of development interrupted by years of economic depression, war, and coastal floods (in 1937 and 1962). Long a hodge-podge of rental dwellings, weekend cottages and vacant lots, it was transformed by successive California real estate booms into a fashionable but eclectic mix of newer large homes and older modest beach cottages, now mostly owner-occupied. Piecemeal development, not overly burdened by planning efforts or regulatory attentions, left Pierpont with widely varying architectural styles, a spotty retail district Seaward Avenue, newer residents' demands for increased municipal maintenance, and continuing disputes about the proper regulation of the neighborhood's public beaches. Recently plans have been announced for high-density development on some streets, and state authorities have begun to more actively manage beaches that were mostly self-regulated for eighty years.

The Ventura County Fairgrounds is the home of the annual Ventura County Fair, and over the years has hosted such acts as Jimi Hendrix, The Grateful Dead, Smokey Robinson, and All American Rejects.

The Derby Club at the Ventura County Fairgrounds offers Horse Racing Live via Satellite, and full service bars and restaurants.

The Ventura County Fairgrounds is also the home of Ventura Raceway, "The best little dirt track in America".

The Ventura County Fairgrounds also serves as a Train Station for Amtrak's Pacific Surfliner route

The Vans Warped Tour also stops yearly at the Ventura County Fairgrounds with line ups including bands such as Yellowcard, Pepper and Avenged Sevenfold.

The Olivas Adobe, one of the early California Rancho homes, is operated today as a museum and performing arts venue. Located adjacent to the Olivas Park Golf Course, the home is one of the most visited historic sites on the central coast. Living history reinactments, demonstrations of Rancho life, and wonderful ghost stories abound. A summer music series of performances held in the old home's courtyard feature an eclectic assortment of artists from blues to jazz to country.

Perry Mason creator Erle Stanley Gardner had a law practice and did much of his early writing in Downtown Ventura. The building where his law offices were housed, at California and Main Street bears his name on a historical marker.

The Ventura Film Festival shows over 200 films each year. The films Swordfish, Little Miss Sunshine, Chinatown, Erin Brockovich, The Aviator, and The Rock were partly filmed in Ventura, and most of the 2011 release Bellflower was shot in Ventura.

The headquarters for outdoor clothing manufacturer Patagonia is located downtown. The eco-designer Stewart+Brown has their factory just a few blocks from the ocean. Chic diaper bag manufacturer Petunia Pickle Bottom is headquartered near downtown Ventura. Ventura is a course in Tony Hawk's Pro Skater 2. It was called 'Skatestreet Ventura'.



Riviera ligure, Repubblica italiana

The Italian Riviera, or Ligurian Riviera (Italian Riviera ligure) is the narrow coastal strip which lies between the Ligurian Sea and the mountain chain formed by the Maritime Alps and the Apennines. Longitudinally it extends from the border withFrance and the French Riviera (or Côte d'Azur) near Ventimiglia (a former customs post) to Capo Corvo (also known as Punta Bianca) which marks the eastern end of the Gulf of La Spezia and is close to the border with Tuscany. The Italian Riviera thus includes nearly all of the coastline of Liguria. (Historically it extended further to the west, through what is now French territory as far as Monaco.)


The Riviera's centre is Genoa, which divides it into two main sections: the Riviera di Ponente (“the coast of the setting sun”), extending westwards from Genoa to the French border; and the Riviera di Levante (“the coast of the rising sun”) between Genoa and Capo Corvo.

It is famous for its particularly mild climate which, together with the charm of its old fishing ports and the beauty of its landscape, has made it a popular destination for travellers and tourists since the time of Byron and Shelley.

Many villages and towns in the area are internationally known, such as Portofino, Bordighera, Lerici, and the Cinque Terre.

The part of the Riviera di Ponente centred on Savona, is called the "Riviera delle Palme" (the Riviera of palms); the part centered on Sanremo, is the "Riviera dei Fiori", after the long-established flower growing industry.



Исаакиевский собор, Санкт-Петербург, Россия

Исаа́киевский собо́р (официальное название — собор преподобного Исаакия Далматского) — крупнейшийправославный храм Санкт-Петербурга. Расположен на Исаакиевской площади. Имеет статус музея; зарегистрированная в июне 1991 года церковная община имеет возможность совершать богослужение по особым дням с разрешения дирекции музея. Освящён во имя преподобного Исаакия Далматского, почитаемого Петром I святого, так как император родился в день его памяти — 30 мая по юлианскому календарю.

Построен в 18181858 годы по проекту архитектора Огюста Монферрана; строительство курировал императорНиколай I, председателем комиссии построения был Карл Опперман.

Торжественное освящение 30 мая (11 июня) 1858 года нового кафедрального собора совершил митрополитНовгородский, Санкт-Петербургский, Эстляндский и Финляндский Григорий (Постников).

Творение Монферрана — четвёртый по счёту храм в честь Исаакия Далматского, построенный в Санкт-Петербурге.

Высота — 101,5 м, внутренняя площадь — более 4 000 м².


Первая Исаакиевская церковь

Первая Исаакиевская церковь. Литография с рисунка О. Монферрана. 1710 год.

К 1706 году на Адмиралтейских верфях работало более 10 тысяч человек, но церквей, куда могли бы они ходить, не было. Чтобы решить эту проблему, Пётр I отдал приказание найти подходящее помещение для будущей церкви. Было выбрано здание большого чертёжного амбара, расположенного с западной стороны Адмиралтейства на расстоянии 15—20 м от канала (проходящего вокруг Адмиралтейства) и в 40—50 м от берега Невы.

Строительство как первой, так и последующих Исаакиевских церквей велось за счёт казны. Первый храм был возведён на деньги, выделенные на строительство Адмиралтейства под руководством графа Ф. М. Апраксина, для возведения шпиля церкви был приглашён голландский архитектор Х. ван Болес. Первый деревянный храм, названный Исаакиевской церковью, был освящён в 1707 году. Её простота типична для первых построек Петербурга петровского периода. Это был сруб из круглых брёвен длиной до 18 м, шириной 9 м и высотой до крыши 4—4,5 м. Внешние стены были обиты горизонтальными досками шириной до 20 см. Чтобы обеспечить хороший сход снега и дождя, крыша имела угол наклона не менее 45 градусов. Её также сделали деревянной и покрыли водонепроницаемым воско-битумным составом чёрно-коричневого цвета, которым тогда смолили днища кораблей.

В 1709 году Пётр I распорядился о проведении реставрационных работ в церкви. Это решение было обусловлено желанием улучшить вид самой церкви, а также решить ряд проблем, возникших по ходу эксплуатации (отмечалось, что в церкви постоянно сыро и холодно, что приводило к разрушению деревянных конструкций).

Эта скромная церковь играла роль одной из главных в городе. Здесь 19 февраля (1 марта) 1712 года венчались Пётр I и Екатерина Алексеевна. В походном журнале есть запись за этот день:

В наступившем году, уже не представлявшем ожидания невзгод,Пётр I обвенчался с Екатериной Алексеевной 19-го, во вторник, на всеядной неделе. Венчание его величества совершено утром в Исаакиевском соборе. В 10 часов утра высокобрачные при залпах с бастионов Петропавловской и Адмиралтейской крепости вступили в свой зимний дом

С 1723 года, по императорскому указу, только в Исаакиевском храме могли приносить присягу моряки Балтийского флота и служащие Адмиралтейства.

Вторая Исаакиевская церковь

Вторая Исаакиевская церковь, в камне, была заложена в 1717 году, т.к. первая к тому времени уже обветшала. 6 (17) августа 1717 года Пётр I собственноручно заложил первый камень в основание новой церкви во имя Исаакия Далматского. Вторая Исаакиевская церковь строилась в стиле «петровского барокко» по проекту видного зодчего петровской эпохи Г. И. Маттарнови, находившегося на службе в Петербурге с 1714 года. После его кончины в 1721 году строительство возглавил Н. Ф. Гербель. Но через три года он тоже умирает, и фактически завершает строительство каменных дел мастер Яков Неупокоев.

Церковь, построенная в 1727 году в плане имела форму равноконечного греческого креста длиной 28 сажень (60.5 м). Ширина от южных дверей до северных составляла 15 сажень (32.4 м), в других местах — 9.5 сажень (20.5 м). Купол церкви опирался на четыре столба и был покрыт снаружи простым железом. Колокольня имела в высоту 12 сажень и 2 аршина (27.4 м), шпиль — 6 сажень (13 м). Купол и шпиль колокольни были увенчаны медными вызолоченными крестами высотой в 7 футов 8 дюймов и шириной 5 футов. Своды церкви были деревянные. Фасады между окон были украшены пилястрами.

По облику она напоминала Петропавловский собор. Это сходство ещё более усиливалось благодаря стройной колокольне с часами-курантами, привезёнными Петром I из Амстердама вместе с часами для Петропавловского собора. И. П. Зарудным для церкви был сделан резной золочёный иконостас, подобный иконостасу в Петропавловском соборе.

Церковь была построена на берегу Невы, там, где сейчас стоит Медный всадник. Место было выбрано явно неудачно, вода, размывая берег воздействовала на фундамент, разрушая кладку. К тому же в мае 1735 года удар молнии вызвал пожар в церкви и она серьёзно пострадала. Так, например, описывает положение дел в церкви кабинет-министр граф А. И. Остерман, просящий 28 мая (8 июня) 1735 года позволение у синода устроить у него в доме церковь для своей больной жены и определить туда священника:

Церковь Исаакия Далмацкого, у которого дом мой в приходе обретается, в недавнем времени погорела и службы в ней не токмо литургии, но и вечерень, и утрень, и часов, ныне нет.

Уже в июне того же года была составлена смета на исправление церкви. На эти цели было выделено две тысячи рублей, а руководить работами был назначен майор Любим Пустошкин. В соответствующем указе было говорилось:

Церковь Исаакия Далмацкого, как скоро возможно начать ныне, хотя только над алтарём в скорости покрыть досками, а потом и над всею тою церковию подрядить делать стропила и крыши, дабы нынче в ней могла быть служба.

В результате ремонта отстроили заново стены и галереи, вместо железа купол был покрыт медью, а своды заменены каменными. В церкви вновь стали проходить богослужения. Но при призводстве работ стало ясно, что из-за осадки грунта храму требуется бо́льшие исправления или даже совершенная перестройка.

Для обследования состояния церкви Сенат направил архитектора С. И. Чевакинского, который констатировал невозможность сохранения здания. Церковь решили разобрать и построить новую дальше от берега.

Третий Исаакиевский собор


Проект А. Ринальди третьего Исаакиевского собора. Литография с рисунка О. Монферрана.

Указом Сената 15 июля 1761 года руководителем строительства нового Исаакиевского собора был назначен С. И. Чевакинский. Но начало работ затянулось. В 1762 году вступает на престол Екатерина II. Она одобрила идею воссоздать Исаакиевский собор, связанный с именем Петра I. Вскоре С. И. Чевакинский подаёт в отставку и строительство поручается архитектору А. Ринальди. В 1766 году был издан указ о начале работ на новой строительной площадке, намеченной С. И. Чевакинским. Торжественная закладка здания состоялась 8 августа 1768 года, и в память об этом событии была выбита медаль.

По проекту А. Ринальди собор должен был иметь пять сложных по рисунку куполов и высокую стройную колокольню. Стены по всей поверхности облицовывались мрамором. Макет и чертежи проекта хранятся в музее Академии Художеств. Обстоятельства сложились так, что Ринальди не смог завершить начатую работу. Здание было доведено лишь до карниза, когда после смерти Екатерины II строительство прекратилось, и Ринальди уехал за границу.

Третий Исаакиевский собор на гравюре. 1816 год

Вступивший на престол Павел I поручил архитектору В. Бренна срочно завершить работу. Выполняя желание царя, архитектор был вынужден исказить проект Ринальди — уменьшить размеры верхней части здания и главного купола и отказаться от возведения четырёх малых куполов. Мрамор для облицовки верхней части собора был передан на строительство резиденции Павла I — Михайловского замка. Собор получился приземистым, а в художественном отношении даже нелепым — на роскошном мраморном основании высились безобразные кирпичные стены.

Это сооружение вызывало насмешки и горькую иронию современников. К примеру, приехавший в Россию после длительного пребывания в Англии флотский офицер Акимов написал эпиграмму:

Се памятник двух царств,
Обоим столь приличный
На мраморном низу
Воздвигнут верх кирпичный.

При попытке прикрепить листок с этим четверостишем к фасаду собора Акимов был арестован. Он дорого поплатился за своё остроумие: ему отрезали язык и сослали в Сибирь.

В различных вариантах петербуржцы пересказывали опасную эпиграмму:

Сей храм покажет нам,
Кто лаской, кто бичом,
Он начат мрамором,
Окончен кирпичом.

Позднее, при императоре Александре I, когда при исполнении окончательного монферрановского варианта собора стали разбирать кирпичную кладку, фольклор откликнулся на это новой эпиграммой.

Сей храм трёх царствований изображение:
Гранит, кирпич и разрушение.

30 мая 1802 года третий Исаакиевский собор был освящён.

Современный Исаакиевский собор

Несоответствие Исаакиевского собора парадному облику центральной части Петербурга вызвало необходимость уже в 1809 году объявить конкурс на возведение нового храма. Условием было сохранение трёх освящённых алтарей существующего собора. Программу конкурса, утверждённую Александром I, составил президент Академии художеств А. С. Строганов. В ней говорилось:

Изыскать средство к украшению храма… не закрывая… богатой мраморной его одежды… приискать форму купола, могущую придать величие и красоту столь знаменитому зданию… придумать способ к украшению площади, к сему храму принадлежащей, приведя окружность оной в надлежащую правильность.

В конкурсе приняли участие архитекторы А. Д. Захаров, А. Н. Воронихин, В. П. Стасов, Д. Кваренги, Ч. Камерон и другие. Но все проекты были отвергнуты Александром I, так как авторы предлагали не перестройку собора, а строительство нового. В 1813 году на тех же условиях опять был объявлен конкурс, и вновь ни один из проектов не удовлетворил императора. Тогда в 1816 году Александр I поручает инженеру А. Бетанкуру, председателю только что образованного «Комитета по делам строений и гидравлических работ», заняться подготовкой проекта перестройки Исаакиевского собора. Бетанкур предложил поручить проект молодому архитектору О. Монферрану, недавно до этого приехавшему из Франции в Россию. Чтобы показать своё мастерство, Монферран сделал 24 рисунка зданий различных архитектурных стилей, которые Бетанкур и представил Александру I. Императору рисунки понравились, и вскоре был подписан указ о назначении Монферрана «императорским архитектором». Одновременно ему поручалась подготовка проекта перестройки Исаакиевского собора с условием сохранить алтарную часть существующего собора.

Проект 1818 года

В 1818 году Монферран, следуя указанию Александра I, составил проект, который предусматривал сохранение алтарной части и подкупольных пилонов. Разборке подлежали колокольня, алтарные выступы и западная стена ринальдиевского собора, а южная и северная стены сохранялись. Собор увеличивался в длину, а его ширина оставалась прежней и здание в плане приобрело прямоугольную форму. Высота сводов тоже не изменялась. С северной и южной сторон предполагалось возвести колонные портики. Собор должны были венчать один большой купол и четыре малых по углам.

Собор на оригинальной почтовой марке,1986

Внутри Монферран предполагал сделать облицовку стен мрамором, а своды купола украсить росписью, скульптурой и позолотой. 20 февраля 1818 года проект был утверждён Александром I. Руководство над строительством возлагалась на специальную комиссию. Её председателем был член Государственного совета граф Н. Н. Головин, членами — министр внутренних дел О. П. Козодавлев, министр духовных дел и народного просвещения князь А. Н. Голицын, инженер А. Бетанкур. В комиссии также работали архитекторы А. П. Брюллов, Р. Вейгельт, В. А. Глинка, Н. Е. Ефимов, Д. В. Шебуев, А. И. Штакеншнейдер, К. А. Молдавский и многие другие. После этого старый собор обнесли забором и принялись за его разборку.

26 июня 1819 года состоялась торжественная закладка нового собора. Прямо на сваи был положен первый гранитный камень с прикреплённой к нему бронзовой позолоченой доской с датой закладки собора.

В 1820 году Монферран выпустил великолепный альбом с гравюрами, изображающими планы и фасады будущего собора.

С резкой критикой проекта вступил архитектор А. Модюи, бывший одним из членов «Комитета по делам строений и гидравлических работ». В октябре 1820 года он в Академию Художеств представил записку с замечаниями к проекту Монферрана. Суть замечаний Модюи сводилась к трём основным пунктам: сомнения в прочности фундамента, опасность неравномерной осадки здания и неправильное проектирование купола, размер которого превышал допустимые пределы и мог обвалиться при опоре на разные по времени постройки пилоны. Строительство собора было приостановлено и создан специальный комитет по рассмотрению замечаний Модюи. В объяснениях комитету Монферран подчёркивал свою зависимость от условий императора: «Поскольку из нескольких проектов, которые я имел честь представить, предпочтение было отдано тому, который уже осуществляется, то… следует обсуждать этот вопрос не со мной; мне надлежит скрупулёзно сохранить то, что приказано сохранить…». А в письме Ш. Персье Монферран уже откровенно признаётся: «Легко видеть, что, подчиняясь приказу императора, я не мог удовлетворительно решить купол». Таким образом проект 1818 года был признан неудачным не только членами комитета, но и самим автором. Комитет установил «невозможным произвести перестройку Исаакиевского собора по известным до сего времени проектам архитектора Монферрана».

Узнав о выводах, Александр I приказал комитету заняться исправлением проекта, соблюдая при этом условие «сохранения, если так можно, существующих стен, а более того старых и новых фундаментов». Также предписывалось сохранить основные черты проекта Монферрана — пять глав и колонные портики. Решение внутреннего пространства собора, главного купола, освещённости здания предоставлялось на усмотрение комитета. Монферрану разрешалось участвовать в работе на общих основаниях. В этом новом конкурсе помимо самого Монферрана участвовали архитекторы В. П. Стасов, А. И. Мельников, А. А. Михайлов-старший и другие.

Проект 1825 года

Монферран учёл советы и замечания крупнейших русских архитекторов, инженеров, скульпторов и художников. По его новому проекту собор оформлялся четырьмя колонными портиками (в проекте 1818 года их было лишь два — южный и северный). Центральная часть собора подчёркивалась подкупольным квадратом, образованным четырьмя новыми опорными пилонами, поставленными шире остальных. Благодаря этому главный купол чётко вписывался в квадрат пилонов и исключалось его провисание. По углам основного объёма устанавливались четыре колокольни, как бы врезанные в стены. Теперь они располагались ближе к центральному куполу, чем в предыдущем проекте. Этим ещё более усиливалось квадратное построение собора.

3 апреля 1825 года был утверждён новый проект Монферрана. Именно в таком виде и был построен современный Исаакиевский собор.

Строительство собора

Работы по сооружению фундамента начались ещё в 1818 году, по первому проекту Монферрана. Он поставил перед собой сложную задачу соединить старый и новый фундаменты. В этом принимал деятельное участие талантливый инженерА. Бетанкур. Находясь в Нижнем Новгороде, он пишет Монферрану: «В последние дни пребывания моего в Петербурге я так был занят, что не имел возможности поговорить с вами о способах кладки фундаментов Исаакиевской церкви… Будьте добры осведомлять меня через каждые две недели о состоянии, в коем находятся работы по строительству церкви, не премину и я вам отвечать, указывая на все полезное для прочности сооружения…», и несколько позже:«Сударь, я получил ваши три письма по поводу работ по строительству Исаакиевской церкви и был рад узнать, что фундаменты этого здания были сделаны тем способом, какой я вам указал в предыдущем письме…»

Под фундамент Исаакиевского собора вырывались глубокие траншеи, из которых выкачивалась вода. Затем в грунт вертикально вбивали просмоленные сосновые сваи диаметром 26—28 сантиметров и длиной 6.5 метра. Расстояние между сваями в точности соответствовало их диаметру. Сваи забивались в землю тяжёлыми чугунными бабами с помощью во́ротов, приводимыми в движение лошадьми. По каждой свае делали десять ударов. Если после этого свая не входила в землю, то её с разрешения смотрителя обрезали. После этого все траншеи были соединенны между собой и залиты водой. Когда вода замёрзла, сваи были спилены под один уровень, рассчитанный от поверхности льда. Всего под фундамент было забито 10 762 сваи.

При устройстве фундамента Исаакиевского собора Монферран применил сплошную кладку, так как считал, что «для фундаментов крупных зданий сплошная кладка предпочтительнее любого другого вида его выполнения, особенно… если здание строится на плоском и болотистом грунте…» Это также позволило лучшим способом связать старый ринальдиевский фундамент с новым и в значительной мере гарантировало здание от опасных последствий осадки.

В общей сложности сооружение фундамента заняло около пяти лет. В этой работе было задействовано 125 тысяч каменщиков, плотников, кузнецов и рабочих других профессий.

Вырубка гранитных монолитов для колонн собора велась в каменоломне Пютерлакс недалеко от Выборга. Эти земли принадлежали помещице фон Экспарре. Преимуществом именно этого места для каменоломни было большой запас гранита, близость Финского залива с глубоким фарватером и почтового тракта. Вот что отметил в своём дневнике Монферран, впервые посетив каменоломню: «Удивление, которое мы испытывали, когда увидели… гранитные скалы, было, конечно, велико, но оно сменилось прямо восхищением, когда позже мы любовались в первом карьере семью необработанными ещё колоннами…»

Работами на каменоломне руководил подрядчик С. К. Суханов, который также участвовал в работах по созданию Ростральных колонн и Казанского собора. В Пютерлаксе он применил следующий метод выломки монолитов. На отвесной гранитной скале отмечали контур заготовки, затем по этой линии сверлили отверстия, в которые затем вставляли железные клинья. Сильные рабочие по условному знаку одновременно били по клиньям тяжёлыми кувалдами. Операция повторялась несколько раз до тех пор, пока не появится трещина. В неё закладывали железные рычаги с кольцами, в которых были закреплены канаты. За каждый канат брались по сорок человек и, оттягивая их в стороны, отодвигали заготовку. В образовавшийся промежуток закладывались берёзовые распорки, удерживавшие монолиты в таком состоянии. Далее рабочие пробивали отверстия в заготовке и запускали в них крючья с канатами прикреплёнными к стоящим рядом во́ротам, с помощью которых монолит окончательно отделялся от скалы и скатывался на заранее приготовленный деревянный помост.

Часто посещая ломки, Монферран отмечал: «Добывание гранитов, труд сего рода во всех иных местах не весьма обыкновенный, встречают в России очень часто и весьма хорошо разумеют… работы, возбуждающие наше удивление к произведениям древности, здесь не что иное суть, как ежедневное дело, которому никто не удивляется».

Транспортировка из каменоломни осуществлявлась на плоскодонных судах, специально для этого изготовленных на заводе Чарльза Берда. Монолиты колонн скатывали на морской берег, где их грузили на баржи. Каждое судно буксировалось двумя пароходами до пристани в Петербурге. Там монолиты выгружали и перевозили по специальному рельсовому пути на строительную площадку для их окончательной обработки. Применение этого рельсового пути на строительной площадке стало первым в России.

Следующим этапом строительства было возведение портиков до постройки стен собора. Такое решение архитектора, противоречащее правилам архитектуры, обуславливалось сложностью установки гранитных колонн.

Для подъёма колонн были построены специальные леса, состоящие из трёх высоких пролётов, образованных четырьмя рядами вертикальных стоек, перекрытых балками. В стороне были установлены 16 чугунных во́ротов-кабестанов, на каждом из которых работало по восемь человек. Колонну обшивали войлоком и циновками, обвязывали корабельными канатами и вкатывали в один из пролётов лесов, а концы канатов через систему блоков закрепляли на кабестанах. Рабочие, вращая во́роты, приводили монолит в вертикальное положение. Установка одной 17-метровой колонны весом 114 тонн занимала около 45 минут. Монферран в своих записях отмечал, «что деревянная конструкция лесов… столь совершенна, что при всех сорока восьми установках колонн ни разу не было слышно даже простого скрипа».

Первая колонна была установлена 20 марта 1828 года в присутствии царской семьи, иностранных гостей, многих архитекторов, специально приехавших для этого торжества, и простых горожан, заполнивших собой площадь и крыши окрестных домов. Под основание колонны была заложена платиновая медаль с изображением Александра I.

Сооружение портиков завершилось к осени 1830 года, когда жители Петербурга уже могли видеть четыре 12-тиколонных портика и алтарную часть старой ринальдиевской церкви.

Затем началась постройка опорных пилонов и стен собора. Тут применялась кладка из кирпичей, скреплённых известковым раствором. Для бо́льшей прочности применяли гранитные прокладки и металлические связи различного профиля. Толщина стен составляла от 2.5 до 5 метров. Толщина наружной мраморной облицовки составляла 50—60 см, внутренней — 15—20 см. Она выполнялась одновременно с кирпичной кладкой, с помощью железных крючьев (пиронов), вставленных в специально высверленные для этого отверстия. Для устройства кровли были изготовлены стропила из кованого железа. Внутри южной и северной стен устроили вентиляционные галереи. Для естественного освещения собора над галереями аттика сделали световые галереи.

В 1836 году возведение стен и пилонов было завершено и началось сооружение перекрытий. Построенные кирпичные своды имеют толщину от 1.1 до 1.25 метра и опираются на шесть пилонов. Помимо конструктивных кирпичных сводов были ещё сделаны декоративные, представлявшие собой железный каркас, покрытый металлической сеткой и облицованный искусственным мрамором. Между декоративными и конструктивными сводами оставлено пространство высотой в 30 см. Такое двойное перекрытие сводов является характерной особенностью собора, не встречавшейся ранее в других церковных сооружениях России и Западной Европы.

В 1837 году, когда было завершено основание купола, была начата установка 24 верхних колонн. Колонны подымались наверх по наклонному настилу на специальных тележках при помощи оригинальных механизмов. Для поворота колонн использовались приспособления из двух чугунных кругов, в борозду нижнего из которых вставлялись шары.

Следующим этапом строительства собора было сооружение купола. Монферран стремился сделать его максимально лёгким без потери прочности. Для этого он предложил сделать его не кирпичным, а полностью металлическим. Расчёты купола выполнил инженер П. К. Ломновский. Отливка металлоконструкций купола проводилась на заводе Чарльза Берда. При этом было использовано 490 тонн железа, 990 тонн чугуна, 49 тонн меди и 30 тонн бронзы. Купол Исаакиевского собора стал третьим куполом в мире, выполненным с применением металлических конструкций и оболочек (после башни Невьянского завода на Урале, построенной в 1725 году, и купола Майнцского собора — в 1828).

Конструктивно купол состоит из трёх взаимосвязанных частей, образованных чугунными рёбрами: нижней сферической, средней — конической и наружной —параболической. Диаметр наружного свода составляет 25.8 м, нижнего — 22.15 м. Для создания теплоизолирующего слоя пространство между фермами было заложено пустотелыми гончарными горшками конической формы. Для этого потребовалось около 100 тысяч таких горшков. Помимо теплоизоляции, горшки улучшают акустику храма.

Нижний сферический купол был обшит досками, обит просмолённым войлоком и оштукатурен. Внутренний конический купол покрыт медными листами, окрашенными в голубоватый тон, с большими бронзовыми лучами и звёздами, создавшими эффектную картину ночного неба. Снаружи купол покрыт плотно пригнанными друг к другу медными позолочёнными листами.

Золочение куполов собора в 1838—1841 годах проводилось методом огневого золочения, парами ртути отравились и умерли 60 мастеров. Всего же в строительстве собора приняло участие 400 000 рабочих — государственных и крепостных крестьян. Судя по документам того времени, около четверти из них умерло от болезней или погибло в результате несчастных случаев.


Торжественное освящение собора состоялось в 1858 году, 30 мая, в день памяти преподобного Исаакия Далматского, в присутствии императора Александра II и иных членов императорской семьи. Были выстроены войска, которых император приветствовал перед началом чина освящения; на Петровской и Исаакиевской площадях были устроены трибуны для народа; соседние улицы и крыши ближайших домов были переполнены людьми.Исаакиевский собор — выдающийся образец позднего классицизма, в котором уже проявляются новые направления (неоренессанс, византийский стиль, эклектика), а также уникальное архитектурное сооружение и высотная доминанта центральной части города.

Высота собора 101,5 м, длина и ширина — около 100 метров. Наружный диаметр купола — 25,8 м. Здание украшает 112 монолитных гранитных колонн разных размеров. Стены облицованы светло-серым рускеальским мрамором. При установке колонн были использованы деревянные конструкции инженера А. Бетанкура. На фризе одного из портиков можно разглядеть скульптурное изображение самого архитектора (Монферран умер практически сразу после освящения собора, но в желании архитектора быть погребённым в собственном творении было отказано).

Интересные факты

  • Для храма была изготовлена новая гробница. Она была изготовлена по образцу гробницы Храма Спаса-на-Сенной(автор — известный ювелир Ф. А. Верховцев).
  • Знаменитый немецкий живописец на стекле Макс Айнмиллер создал для собора запрестольный витраж высотою в 9,5 м.
  • В интерьере использованы шунгит и алевролитовый сланец, единственные месторождения которых находятся в Карелии(Россия).
  • Длительный срок строительства собора (40 лет) современники Монферрана объясняли тем, что некий прорицатель предсказал архитектору смерть сразу после окончания строительства Исаакиевского собора. Поэтому архитектор не спешил со строительством. Монферран действительно прожил чуть меньше месяца после освящения собора.
  • В 1879 году И. Н. Полисадов основал Общество проповедников для кафедры Исаакиевского собора — первое общество такого рода в столице.
  • 3 сентября 1991 года Банк СССР выпустил в обращение памятную монету номиналом 50 рублей с изображением Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге в серии «500-летие единого Русского государства». Монета изготовлена из золота 999 пробы тиражом 25000 экземпляров и весом 7,78 грамма.
  • 4

Monte-Carlo, Principauté de Monaco

Monte Carlo (French: Monte-Carlo or colloquially Monte-Carl , Monégasque: Monte-Carlu) officially refers to an administrative area of the Principality of Monaco, specifically the ward of Monte Carlo/Spélagues, where the Monte Carlo Casino is located. Informally the name also refers to a larger district, the Monte Carlo Quarter (corresponding to the former municipality of Monte Carlo), which besides Monte Carlo/Spélagues also includes the wards of La Rousse/Saint Roman,Larvotto/Bas Moulins, and Saint Michel. The permanent population of the ward of Monte Carlo is about 3,500, while that of the quarter is about 15,000. Monaco has four traditional quarters. From west to east they are: Fontvieille (the newest),Monaco-Ville (the oldest), La Condamine, and Monte Carlo.

Monte Carlo (literally "Mount Charles") is situated on a prominent escarpment at the base of the Maritime Alps along the French Riviera. Near the western end of the quarter is the world-famous Place du Casino, the gambling center which has made Monte Carlo "an international byword for the extravagant display and reckless dispersal of wealth." It is also the location of the Hôtel de Paris, the Café de Paris, and the Salle Garnier (the casino theatre which is the home of the Opéra de Monte-Carlo). The eastern part of the quarter includes the community of Larvotto with Monaco's only public beach, as well as its new convention center (the Grimaldi Forum), and the Monte-Carlo Bay Hotel & Resort. At its eastern border one crosses into the French town of Beausoleil (sometimes referred to as Monte-Carlo-Supérieur), and just 5 miles (8 km) further east is the western border of Italy.


Founded in 1866, Monte Carlo has a name of Italian origin meaning "Mount Charles", in honor of the then-reigning prince, Charles III of Monaco. The specific mountain is the escarpment at the foot of the Maritime Alps on which the town stands.

The history of the area and the ruling Grimaldi family, however, dates back centuries. The port of Monaco is first mentioned in historical records as early as 43 BC, when Julius Caesar concentrated his fleet there while waiting in vain for Pompey. In the 12th century, the area fell under the sovereignty of Genoa, which was granted the entire coastline from Porto Venere to Monaco. After much conflict, the Grimaldis regained the rock in 1295, but suffered a significant amount of opposition in the ensuing years. In 1506 the Monegasques, under Lucien, Lord of Monaco, were under siege for some four months by the Genoan army, which had ten times the number of men. Monaco officially received full autonomy in 1524, but experienced difficulty retaining power, and on occasions briefly fell under the domination of Spain, Sardinia, and France.

By the 1850s, Monaco’s reigning family was almost bankrupt; this was a result of the loss of two towns, Menton and Roquebrune, which had provided most of the principality’s revenues with their lemon, orange and olive crops. At the time, a number of small towns in Europe were growing prosperous from the establishment of casinos, notably in German towns such as Baden-Baden and Homburg. In 1856, Charles III of Monaco granted a concession to Napoleon Langlois andAlbert Aubert to establish a sea-bathing facility for the treatment of various diseases, and to build a German-style casino in Monaco. The initial casino was opened in La Condamine in 1862, but was not a success; its present location in the area called "Les Spelugues" (The Caves) of Monte Carlo, came only after several relocations in the years that followed. The success of the casino grew slowly, largely due to the area's inaccessibility from much of Europe. The installation of the railway in 1868, however, brought with it an influx of people into Monte Carlo and saw it grow in wealth.

In 1911, when the Constitution divided the principality of Monaco in 3 municipalities, the municipality of Monte Carlo was created covering the existing neighborhoods of La Rousse / Saint Roman, Larvotto / Bas Moulins and Saint Michel. The municipalities were merged into one in 1917, after accusations that the government was acting according to the motto "divide and conquer" and they were accorded the status of wards (quartiers) thereafter. Today, Monaco is divided into 10 wards, with an eleventh ward planned (but currently postponed) to encompass land reclaimed from the sea (see the "Administrative Divisions" section of Monaco for additional details).

The quarter of Monte Carlo was served by tramways from 1900 to 1953, linking all parts of Monaco In 2003, a new cruise ship pier was completed in the harbour at Monte Carlo.

Salle Garnier

The Opéra de Monte-Carlo or Salle Garnier was built to designs of the architect Charles Garnier, who also designed the Paris opera house now known as the Palais Garnier. Although much smaller, the Salle Garnier is very similar in style with decorations in red and gold, and frescoes and sculptures all around the auditorium. It was inaugurated on 25 January 1879 with a performance by Sarah Bernhardt dressed as a nymph. The first opera performed there wasRobert Planquette's Le Chevalier Gaston on 8 February 1879, and that was followed by three more in the first season.

With the influence of the first director, Jules Cohen (who was instrumental in bringing Adelina Patti) and the fortunate combination of Raoul Gunsbourg, the new director from 1883, and Princess Alice, the opera-loving American wife of Charles III's successor, Albert I, the company was thrust onto the world's opera community stage. Gunsbourg remained for sixty years overseeing such premiere productions as Berlioz's La damnation de Faust in 1893 and the first appearances in January 1894 of the heroic Italian tenor, Francesco Tamagno in Verdi's Otello, the title role of which he had created for the opera's premiere in Italy.

By the early years of the twentieth century, the Salle Garnier was to see such great performers as Nellie Melba and Enrico Caruso in La Bohème and Rigoletto (in 1902), and Feodor Chaliapin in the premiere of Jules Massenet's Don Quichotte (1910). This production formed part of a long association between the company and Massenet and his operas, two of which were presented there posthumously.

Other famous twentieth-century singers to appear at Monte Carlo included Titta Ruffo, Geraldine Farrar, Mary Garden, Tito Schipa, Beniamino Gigli, Claudia Muzio, Georges Thilland Lily Pons.

Apart from Massenet, composers whose works had their first performances at Monte Carlo included: Saint-Saëns (Hélène, 1904); Mascagni (Amica, 1905); and Puccini (La rondine, 1917). Indeed, since its inauguration, the theatre has hosted 45 world premiere productions of operas. René Blum was retained to found the Ballet de l'Opéra. The "Golden Age" of the Salle Garnier is gone, as small companies with small houses are not able to mount productions that cost astronomical sums. Nonetheless, the present day company still presents a season containing five or six operas.

La Condamine is the second oldest district in Monaco, after Monaco-Ville. It is known for its distinctive wide harbor and moored expensive yachts.

Location in Monaco

By broad definition, it is one of the four traditional quartiers. However, it is more specifically one of the ten modern "Wards of Monaco", its traditional area also including the modern Wards of Moneghetti, Les Revoires, and La Colle.

History and features

The name comes from the Middle Ages and means the cultivable land at the foot of a village or castle. Today the port of Monaco and a thriving business district of 0.02 sq mi or 0.052 km2 are located in La Condamine. After a recent expansion of Port Hercule La Condamine has been expanded by 0.02 sq mi or 0.052 km2 which was completed in 2010.

Part of the Formula 1 racetrack snakes through the ward and part of the harbor.

The yacht belonging to the Prince of Monaco is usually berthed in La Condamine's large harbour, the Port of Hercules.



Созопол, Република България

Sozopol (Bulgarian: Созопол) is an ancient seaside town located 35 km south of Burgas on the southern Bulgarian Black Sea Coast. Today it is one of the major seaside resorts in the country, known for the Apollonia art and film festival (which takes place in early September) that is named after one of the town's ancient names.

The busiest times of the year are the summer months, ranging from May to September as tourists from around the world come to enjoy the weather, sandy beaches, history and culture, fusion cuisine (Bulgarian, Greek, Turkish), and atmosphere of the colourful resort. The increasing popularity of the town has led to it being dubbed the Bulgarian St. Tropez, seeing stars like Ralph Fiennes,Brad Pitt, Angelina Jolie and Goldfrapp exploring its beauty and charm.

Part of Burgas Province and administrative centre of the homonymous Sozopol Municipality, as of December 2009, the town has a population of 5,410 inhabitants.


The original name of the city is attested as Antheia (Άνθεια in greek) but was soon renamed to Apollonia (Απολλώνία). At various times, Apollonia was known as Apollonia Pontica (that is, "Apollonia on the Black Sea", the ancient Pontus Euxinus) and Apollonia Magna ("Great Apollonia"). By the first century AD, the name Sozopolis (Greek: Σωζόπολις) began to appear in written records. During the Ottoman rule the town was known as Sizebolu, Sizeboli or Sizebolou.


Sozopol is one of the oldest towns on Bulgarian Thrace's Black Sea coast. The first settlement on the site dates back to the Bronze Age. Undersea explorations in the region of the port reveal relics of dwellings, ceramic pottery, stone and bone tools from that era. Many anchors from the second and first millennium BC have been discovered in the town's bay, a proof of active shipping since ancient times.

The current town was founded in the 7th century BC by Greek colonists from Miletus as Antheia. The name was soon changed toApollonia, on account of a temple dedicated to Apollo in the town, containing a famous colossal statue of the god Apollo by Calamis, 30 cubits high, transported later to Rome by Lucullus and placed in the Capitol.

The coins, which begin in the fourth century BC, bear the name Apollonia and the image of Apollo; the imperial coins, which continue to the first half of the third century AD, and the Tabula Peutinger also contain the name Apollonia; but the "Periplus Ponti Euxini", 85, and the Notitiæ episcopatuum have only the new name Sozopolis. In 1328 Cantacuzene (ed. Bonn, I, 326) speaks of it as a large and populous town. The islet on which it stood is now connected with the mainland by a narrow tongue of land. Its inhabitants, in the past mostly Greeks, lived by fishing and agriculture.

The town established itself as a trade and naval centre in the following centuries. It kept strong political and trade relations with the cities of Ancient GreeceMiletus, Athens, Corinth, Heraclea Pontica and the islands Rhodes, Chios, Lesbos, etc. Its trade influence in theThracian territories was based on a treaty with the rulers of the Odrysian kingdom dating from the fifth century BC.

The symbol of the town – the anchor, present on all coins minted by Apollonia since the sixth century BC, is proof of the importance of its maritime trade. The rich town soon became an important cultural centre. At these times it was called Apollonia Magna.

Ruled in turn by the Byzantine, Bulgarian and Ottoman Empires, Sozopol was assigned to the newly independent Bulgaria in the 19th century. At the outbreak of the Greek War of Independence (1821) prominent local personalities were arrested and executed by the Ottoman authorities due to participation in the preparations of the struggle.

Almost all of its Greek population was exchanged with Bulgarians from Eastern Thrace in the aftermath of the Balkan Wars. In 2011 the remainings of an ancient Greek settlement, part of Apollonia, were excavated in the small island of St. Kirik (Saint Cerycus) off Sozopolis.

One of the most active and popular mayors had been Nikola Kaloyanov, who initiated numerous infrastructure changes to modernize the town in the 70s.

Since 1984 Sozopol hosts the Apollonia art festivities every September, which include theatre shows, exhibitions, movies, musical and dance performances, book presentations and other cultural events.

Ecclesiastical history

Sozopol was Christianized early. Bishops are recorded as resident there from at least 431. At least eight bishops are known (Le Quien,Oriens christianus, I, 1181): Athanasius (431), Peter (680), Euthymius (787) and Ignatius (869); Theodosius (1357), Joannicius, who became Patriarch of Constantinople (1524), Philotheus (1564) and Joasaph (1721).

From being suffragan to the archbishopric of Adrianopolis, it became in the fourteenth century a metropolis without suffragan sees; it disappeared perhaps temporarily with the Turkish conquest, but reappeared later; in 1808 it was united to the See of Agathopolis. The titular resided at Agathopolis, in Ottoman days called Akhtébolou, in the vilayet of Adrianopolis (Edirne, in European Turkey).

Eubel (Hierarchia catholica medii ævi, I, 194) mentions four Latin bishops of the fourteenth century.

The city remains a titular see of the Roman Catholic Church, that of Sozopolis in Haemimonto, suffragan of Adrianopolis. The seat has stood vacant since the death of the last titular bishop in 2000.

Art flourished in the Christian era. The ancient icons and magnificent woodcarving in theiconostases are a remarkable accomplishment of the craftsmanship of these times. The architecture of the houses in the old town from the Renaissance period makes it a unique place to visit today.